Митинги и сытая Москва: как народный гнев влияет на бизнес

Опубликовано Опубликовано в рубрике Универсальное

Волна митингов за честные выборы, взбудоражившая в больше степени Москву, в меньшей — другие города, и в нулевой — зрителей Первого канала, кажется, только набирает обороты. Медиа пестрят манифестами вписавшихся в движение “сопротивления” звёзд, сюжетами с избиениями женщин и стариков ОМОНовцами, и даже интервью с самими силовиками, а вот про третью, самую тихую, сторону конфликта, забыли кажется обе стороны.

Как страдает бизнес и кому за это отвечать — попробуем разобраться вместе с Романом Липкиным, учредителем рестобара “Борода” на Покровке.

Митинги 3 и 10 августа — продолжение борьбы за свободные выборы, стартовавшей первым митингом 27 июля. Первый митинг завершился 1340 задержанными, второй — предложением лишать родительских прав участников, а третье подряд революционное воскресенье на удивление согласовали, однако задержанных вновь было полсотни.
В революционном вихре нет выигравших, пока только пострадавшие. Не морально, а вполне материально страдает бизнес — а именно те, кто в выходной день зарабатывает основную выручку за неделю, из которой платятся зарплаты сотрудникам — сторонникам оппозиции или противникам, это не важно, когда речь идёт о таких убытках.

«В последнее время вообще участились события, требующие особого внимания с точки зрения безопасности» — рассуждает Роман.

— До митингов это были штормовые предупреждения МЧС с просьбой усилить внимание, даже с просьбами убирать летние веранды в кафе и ресторанах. Волна митингов принесла за собой просьбы вообще по возможности не работать, либо стараться всячески обеспечить безопасность в дни их проведения.
Замечу, что по вторникам и средам никто не ходит митинговать вместо работы. Митинги похожи на ежевоскресное развлечение молодёжи, они реально составляют конкуренцию всем этим фестивалям шашлыка, стейка и прочего мяса: где ещё получишь шанс сделать модное селфи в автозаке в компании Оксимирона, Дудя и Поперечного?

В воскресенье к нам приходят завтракать после бурной субботы, семьи приходят на бранчи, обеды, ранние ужины и так далее. Выходные для любого общепита в центре — самые доходные дни, это очевидно. Зато совсем не очевидно, почему мы должны закрываться и терять выручку раз за разом. Сколько ещё продлятся протестные гуляния и что страшнее — ураган, рекламируемый МЧСниками или хипстеры с плакатами “Долой!”

И всё-таки, как работать в новых обстоятельствах — угрозы разбитых окон и витрин, увечий сотрудников и возможных провокаций: что важнее, открыться вопреки всему или скрепя сердце подсчитывать убытки?

Липкин считает, что основное — это безопасность: проводя инструктаж персоналу, он не забыл расставить охранников у входа. “Борода” работает на свой страх и риск, но трудности ощутимы: люди просто не выходят из дома для праздных обедов, чтобы не попасть за компанию в руки силовиков, персонал перестраивает графики выхода на работу, чтобы успеть вовремя пробраться сквозь толпы митингующих и перекрытые выходы метро. Некоторые соседние ресторанчики и магазины предпочли-таки вообще не открываться, следуя совету городской управы.

Помним сюжет о паре, которую не пускали в ресторан на собственную свадьбу третьего августа: сложно представить, чем им запомниться этот день. Роман вспоминает, что и в “Бороду” в пик прохождения толпы не могли пройти гости — на выручку поспешил охранник заведения, сначала объяснившись с полицейским, а затем проведя гостей вовнутрь.

Вопрос о том, кто прав, а кто виноват, а также кто несёт больший вред — митингующие за справедливые выборы или винтящие их и всех, кто попадётся под дубинку, силовики — остаётся открытым. Не вышли бы одни, не старались бы над задержаниями другие. “Борьба — это вся наша жизнь, мы все каждый день с чем то боремся: кто-то с ленью, кто-то с болезнями, с несправедливостью, и несмотря ни на что у нас одна из самых свободных стран в мире, старающихся действовать в рамках закона, — говорит Липкин. — Если бы хоть где-то было идеально — все бы жили там; поэтому любая борьба за здравый смысл — это хорошо, главное делать это не во вред, а во благо здравого смысла и справедливости”.

Как долго продержится воскресная тусовка сказать сложно — до первых ли серьёзных холодов (впрочем, Болотной в 2012-ом мороз не мешал) или до очередного вывода о бессмысленности своих действий в современных условиях, рассвирипеет ли до состояния парижских протестантов, жгущих машины и бьющих витрины по любому поводу или опустит руки; ясно одно — главное, чтобы не страдали непричастные.
Будь то дети, идущие с родителями отмечать свой день рождения или те самые молодожёны, которых не пустили на собственный банкет, а также те заведения, которые их ждут.

Материал подготовила Анна Николаева.