Биография Геннадия Целовальникова

Геннадий Иванович Целовальников — образец человека, для которого служение социуму, обществу всегда было выше его узколичных интересов. В такой самоотдаче и переживании о чаяниях и нуждах ближних и всей страны он видел смысл своего существования. Точнее сказать — это было его натурой, органическим свойством личности. Он занимал важные государственные посты и должности, однако всегда оставался искренним и честным человеком и тружеником, никогда не шел на сделку с совестью и не лицемерил. Такие бескорыстные и неравнодушные люди вызывают неподдельное уважение и являются воплощением истины: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Его другом был весь российский народ…

«Девиз Служить стране — не этой: служить — людям“ я вправе считать девизом своей жизни»

 

                                                                                          Г.И. Целовальников

Начало пути

 

Геннадий Иванович родился 16 февраля 1933 года.

В середине июня 1941 года родители отправили его в пионерлагерь под Куйбышевом.

 

Тревожной темой в те дни была только одна — будет ли война, и это несмотря на успокаивающие заявления ТАСС. Через несколько дней на линейке в пионерлагере объявили о начале войны. В силу возраста и тыловой обстановки, до возвращения в Москву Гена, как и его сверстники, беспокойства не чувствовал. О карточках они не слышали, качество питания не изменилось, ежемесячно приходили письма и посылки из дома.

 

В конце августа 11 человек детей в сопровождении лейтенанта Порошенко посадили в поезд «Куйбышев–Москва», однако высадили в Мичуринске, поселив в небольшом воинском подразделении ВВ (внутренних войск). Стоял вопрос об эвакуации ребят в Ашхабад без  заезда в Москву. Через 3 дня пришло разрешение отправить всех в столицу. Встретила Гену мать, Клавдия Васильевна Конькова, отец воевал на фронте. Норма хлеба в Москве по детской карточке была 400 г, по рабочей — до 800 г.

 

Эвакуировали их с мамой 17 октября, в Реутове три дня пришлось ждать теплушек. Прибыли в Чкалов (Оренбург) перед 7 ноября. Когда в 1942 году под столицей немцы были разгромлены, мать Геннадия написала рапорт о возвращении на основное место работы, и они вернулись в Москву.

 

В 1945 году было объявлено об отмене карточной системы. Москвичи поверили в это и в 1946 году оставили свои огороды. Год 1947 год оказался неурожайным, хлебная норма оставалась на уровне 250 г для детей и иждивенцев. Хлеб в Люблино, где жил Геннадий Иванович, выпекали с большой долей картошки. Выручил брат бабушки Дарьи Степановны Коньковой — Константин Степанович Каватицкий, он забрал четверых детей Целовальниковых в Латвию. Гена пробыл там все лето, помогал взрослым в делах: по очереди работал подпаском, ежедневно поднимал из колодца 100 ведер воды, а вечером их разливал. В качестве премии получил 2 пуда ячневой крупы, которой хватило до отмены карточек.

 

При всех тяготах 1947 год оказался для Геннадия Ивановича судьбоносным: он повстречал свою будущую жену.

 

Г.И.: «Я увидел Анну Сергеевну Минаеву и сказал себе: «Это на всю жизнь». Первое наше официальное свидание состоялось 10 апреля 1948 года, после моего двухмесячного пребывания в больнице со скарлатиной. Десятое апреля было не только днем первого свидания, но и совпало с днем рождения Анны Сергеевны и Пасхой».

 

Общеобразовательную школу Геннадий закончил с серебряной медалью.

 

В 1951 году Г.И. Целовальников поступил в Институт внешней торговли, учился в транспортной группе, изучал корейский язык. Оканчил вуз в 1956 г.

 

В 1954 году, через шесть лет после первого свидания, Геннадий Иванович женился на Анне Сергеевне. Вскоре у них родился старший сын. супруга стала для Целовальникова верным спутником жизни и надёжным тылом. Долгие годы она преподавала русский язык и литературу в Люблино и в КНДР. Избиралась депутатом Люблинского райсовета Москвы. У неё учились дети сотрудников российского посольства и торгпредства. Школа в Корее существует до сих пор.

 

К этому времени закончилась война в Корее, однако события конца года стали тревожными для Геннадия Ивановича. Предшествующая «корейская группа» — студентов академии — была направлена в Пхеньян, на практику в торгпредство. При перелете из Гонжина в Пхеньян какой-то диверсант пытался угнать самолет в Южную Корею, застрелил студента Влада Сибиркина и второго пилота, тяжело ранил Бориса Дмитриевича Самойлова и Виктора Сергеевича Сумленова. Офицер КНДР, также будучи раненым, сумел обезвредить нападавшего и предотвратить угон.

Г.И. Целовальников скрыл от своих родных факт воздушного инцидента: ему предстояла практика в Корее.

 

Удачное прохождение институтской практики в конце 1954 года в КНДР позволило Геннадию Ивановичу получить распределение в страну утренней свежести по ходатайству торгпредства. Это было единственное назначение на загранработу из всего выпуска в 150 человек.

В то время молодая семья уже ждала рождения второго, младшего ребенка.

 

В августе 1956 года Целовальников был зачислен в резерв Министерства внешней торговли и прикомандирован к восточному управлению. Вскоре его принимают в ВО «Станкоимпорт» на временную работу в конъюнктурный отдел. А октябре — оформляют на должность переводчика Торгпредства СССР в КНДР.

 

Жить — Родине служить

 

В 1960 году Геннадий Иванович приступил к работе в транспортном отделе Внешнеторгового объединения «Машиноимпорт». Однако его вызвали на комиссию в кабинет гендиректора и предложили поехать на целину убирать урожай. Он дал согласие. Потом узнал, что был 14-м кандидатом: все до него отказались.

 

Нужно сказать, что когда в 1977 году отмечали юбилей освоения целины, Целовальников умолчал о том, что был там, т. к. при своём честном и открытом характере не смог бы не упомянуть о тех тринадцати кандидатах, которые были членами КПСС и при вступлении в неё клялись самоотверженно служить стране и народу, но поехать на целину отказались. Просто припомнил мудрую пословицу, которую говорил его однокашник по институту — участник войны: ”За царем служба, а за Богом молитва — никогда не пропадет“.

 

После целины, в ноябре 1960 г., в трудовой книжке Геннадия Ивановича появилась запись: «За успешное выполнение заданий и проявленную инициативу на уборке урожая на целине объявлена благодарность». Целовальникова принимают кандидатом в члены КПСС.

 

В апреле 1961 г. руководство ВО «Машиноимпорт» вписало в трудовую книжку добросовестного сотрудника благодарность «за успешную работу и активное участие в общественной жизни». А в ноябре появилась новая отметка: «За успешную работу во II и III квартале премирован в размере 30% должностного оклада».

 

В 1962 году — Целовальникова вторично отправили в Пхеньян, хотя при снятии с учета в военкомате он значился к призыву. Его сотрудником и наставником по работе в Корее несколько лет был Алексей Михайлович Ченцов, зам., а после и. о. торгпреда.

 

Геннадий Иванович считал второй свой заезд в КНДР в 1962–1965 гг. наиболее удачным из четырех: ему пришлось работать в прекрасном коллективе, где он пользовался авторитетом и доверием. Сотрудница польского торгпредства называла его «закоперщиком» в коллективе, а главный художник Дулевского фарфорового завода Виктор Иванович Иванов написал на товарища дружескую «эпиграмму»: «Не спорит, а если спорит, то всегда оказывается прав». Этот комплимент Целовальников подтверждал всю жизнь.

 

В мае 1963 года Геннадий Иванович был принят в ряды Коммунистической партии Советского Союза.

 

В 1965 году он назначен начальником транспортного отдела Внешнеторгового объединения «Машиноэкспорт», где проработал пять лет.

 

В годах 1967 и 1969 ездил в командировки в Сирию, торгпредом в которой был тов. Щербина.

 

В 1969 году закончил трехлетние курсы английского языка и курс руководящих работников загранучреждений при академии ВТ и получил направление в КНДР в качестве заместителя торгпреда СССР. Это — ранг старшего дипломата, руководителя загранпредставительства, взаимодействие с министрами и послами. При выполнении обязанностей торгпреда — второе лицо в посольстве, что значило — президиум, первые столы с Мазуровым, Шеварднадзе, Алиевым, зампредами Совмина, контакты с Косыгиным и Андроповым.

 

С этой поры начинается период длительной и плодотворной работы Геннадия Ивановича в КНДР. На протяжении многих лет он фактически руководил всей международной торговлей СССР и Кореи. Министром внешней торговли СССР и его главным начальником был в это время Николай Семёнович Патоличев.

 

Нужно сказать, что после завершения Корейской войны (1953 год) страна была одной из наиболее бедных в мире. С 1957 года в КНДР ввели карточную систему, которая к концу 1960-х стала тотальной. Такой упадок экономики требовал реформ и радикальных мер по ее развитию. На этот период и пришлась торгпредская деятельность Г.И.Целовальникова. В известном смысле он выполнял интернациональный долг перед этой молодой республикой, способствовал ее становлению на «экономические ноги». И всегда делал это активно, заинтересованно, с энтузиазмом истинного коммуниста.

 

Геннадий Иванович расценивает как свою производственную удачу организацию авиамоста для перевозки тепличных овощей. А потом и летних фруктов в пять краев и областей Дальнего Востока: Владивосток, Хабаровск, Магадан, Петропавловск-Камчатский и Южносахалинск.

 

Г.И. вспоминает: «Во время моего отпуска посол и торгпред, не будучи компетентными, допустили грубую ошибку: завезли в подкарантинные края зараженные летние фрукты. Это приостановило поставки. По возвращении из отпуска мне как и. о. торгпреда удалось разрешить этот конфликт с Аэрофлотом, и полёты были возобновлены».

 

По инициативе Целовальникова маршал СССР Д.Т. Язов подписал указ об использовании военно-транспортной авиации для снабжения плодоовощной продукцией воинского контингента Дальневосточного округа.

 

Крупным событием в торгово-экономических отношениях было участие в соглашении об использовании северокорейского порта Раджин для перевозки отечественных грузов. Геннадий Иванович присутствовал при подъеме первого стропа на теплоход «Сальск». А при последнем заезде в КНДР не допустил критического падения грузооборота. Благодаря ему в порт была проведена сдвоенная железнодорожная колея, определена номенклатура поставок: металлолом, хлопок, цемент — в Японию и Вьетнам; нефтекокс, ширпотреб — из Вьетнама.

 

В 1973 году по возвращении на родину Г.И. Целовальникова направляют на оперативный участок работы в «Экспортлен». Он ввел в плановые показатели экспорт тканей в ДРВ, Кубу, ЧССР и ГДР и успешно его осуществил. В 1975 году во время перемирия посетил ДРВ для подписания 22 контрактов на поставку тканей. Там по протоколу и при помощи МВД проработал вопрос переработки отечественного хлопка на пряжу. И. о. торгпреда считает эту командировку одной из самых продуктивных в его деятельности.

Некоторое время Геннадий Иванович был председателем профкома в своей организации.

 

Следующие пять лет, с 1976 по 1980 год, Г.И. Целовальников работал в ВО «Машиноимпорт» (где трудился и в 1960–62 гг.). Он занимался поставкой импортного оборудования для крупнейших объединений: газопровод «Оренбург–Западная граница», газопровод «Ямбург–Гамбург», газо- и нефтеперерабатывающих заводов, уникальных кранов для судостроения грузоподъемностью 750 т, шагающих экскаваторов для угольного разреза Нерюнри. Сложность оборудования, сжатые сроки поставки требовали нового подхода к организации перевозок.

 

Объем импорта в один миллион тонн в год вывел отдел в число ведущих, определяющих выполнение правительственных заданий. Стабилизировалось финансовое положение объединения. К детальной проработке условий перевозки тяжеловесного негабаритного оборудования Целовальниковым были подключены проектные организации «Минхиммаша», «Морфлота», «Речфлота», «НИИ упаковки» в Калуге. Комплексная бригада из конструкторов, технологов, транспортников, командировалась к иностранным поставщикам для решения вопросов безопасной и сохранной перевозки, поставки агрегатов в полносборном виде еще на стадии изготовления (в Чехословакии, Румынии, Франции, Японии). За 5 лет Геннадий Иванович побывал в 14 командировках.

 

За работу в «Машиноимпорте» Целовальников в числе трех из 300 сотрудников ВО МИ получил звание «победителя соцсоревнования одиннадцатой пятилетки».

 

В 1981 году Геннадий Иванович в очередной раз направляется в Пхеньян в качестве заместителя торгпреда. Там он работает по ряду направлений:

— стабилизация сотрудничества по использованию порта Раджин;

— увеличение объема и ассортимента поставок на Дальний Восток плодоовощной продукции;

— увеличение объема поставок промышленных товаров народного потребления на базе переработки советского хлопка на швейные изделия;

— реализация плана увеличения поставок судостроительной продукции и судоремонта;

— создание планов масштабных поставок на условиях кооперации многих тысяч полувагонов и их ремонта в КНДР.

 

По инициативе Целовальникова для проработки различных вопросов в Пхеньян прилетали различные делегации:

— Госплана по вопросам сотрудничества по поставкам овощей и фруктов;

— Госплана во главе с начальником отдела легкой промышленности и зам. Председателя Госплана Бирюковым;

— Министерства морского флота и Дальневосточного морского пароходства;

— Дальневосточной железной дороги по вопросам пограничного железнодорожного сотрудничества.

 

Г.И. Целовальников прорабатывал возможность крупномасштабного межгосударственного сотрудничества по поставке на Дальний Восток всей номенклатуры тепличной, ранней и летней продукции. А также организации откормочного производства свинины, мяса птицы, яиц, пива, на базе наших кормов, удобрений и продовольствия в счет компенсации недобора зерновых на площадях, занятых под выращивание сельхозпродукции для Дальнего Востока.

 

Своей очередной производственной удачей Геннадий Иванович считает реализацию многолетней мечты и усилий по развитию пограничной станции Хасан (хотя бы до уровня корейской станции Туманган), со строительством вокзала, достойного исторической памяти и значимости станции. За инициативу и настойчивость в решении этого вопроса получил благодарность от зам. Председателя Госплана Виктора Ивановича Бирюкова. Многие годы репортажи из Приморья показывают фото трехэтажного вокзала в Хасане.

 

В последние годы, вспоминая свою работу в качестве зам. торгпреда, Целовальников сетовал на отрицательные факты в среде ведомства: «Не могу не упомянуть некоторые тревожные сигналы о неблагополучии в МВТ. Случаи проявления излишнего внимания, дорогостоящие подарки, спортинвентарь для команд, даже ремонт отдельных помещений стали входить в практику. Был арестован гендиректор ВО «Внешстройимпорт», выявлены случаи завышения цен, по прибытии из командировки был арестован зам. министра Владимир Николаевич Сушков. Столкнулся напрямую и со случаем приобретения списанной машины торгпредства через подставного иностранца. Позднее был обнаружен финансовый обман».

 

С 1991 года Г.И. Целовальников работал в партийной ячейке КПРФ.

 

На почетном «отдыхе»

 

Уволившись с высокой дипломатической должности, совмещенной с загранкомандировками, Геннадий Иванович, желая продолжать приносить пользу людям, пошел работать простым диспетчером в троллейбусный парк в Текстильщиках. Будучи редким в те году специалистом с широкими связями и знанием языка, он отказался от высоких руководящих должностей в представительствах корейских концернов и от прочих возможностей перестройки и 90-х годов. Сохранил неиспользованным свой ваучер, считая приватизацию разграблением Родины.

 

За все годы работы Целовальников ни разу не использовал свое служебное положение для личного блага. В отличие от большинства сослуживцев в равных должностях, он не получил от государства даже квартиры в ведомственном «внешторговском» кирпичном доме, не имел личной дачи — только маленький домик в садовом товариществе, где до конца своих дней выращивал рекордные урожаи капусты и картофеля.

 

Г.И. Целовальников всю жизнь следовал приведенному в начале статьи девизу. Это во многом определила его родня — выходцы из Тверской губернии, переехавшие в Москву до революции. Регулярное посещение родовых мест, встречи с тверичанами по основной работе на предприятиях области и отдельные беседы подтвердили особый склад характера жителей этого города. Очень убедительным было пояснение одного сослуживца, который сказал, что Тверь, расположенная между двумя столицами, питала Москву и Петербург работниками и одновременно давала образцы высокой культуры и служения стране. Если по каким-либо причинам поведение тверичан кому-то представлялось ненадлежащим, социум в лице ближних и сотрудников отпускал им сакраментальный, но доброжелательный упрек: «Вы же петербуржские!»…

 

В феврале 2013 года Геннадий Иванович отметил свое 80-летие. На юбилее присутствовало 30 человек — родные, друзья детства, одноклассники, соседи по даче, бывшие сослуживцы. На празднование к юбиляру пришли секретарь райкома Раиса Владимировна Конькова и секретарь первичной парторганизации Вячеслав Евгеньевич Козин. Первая передала поздравления от Геннадия Андреевича Зюганова, вручила грамоту ЦК и памятную медаль «50 лет в Компартии». Передала также извинения Зюганова за невозможность поздравить лично из-за подготовки очередного съезда КПРФ.

 

Геннадий Иванович признавался: «Все в моей жизни определил первый уверенно сделанный шаг 10 апреля 1948 года [женитьба]. Заканчиваю мудростью, которую услышал уже после ухода Анны Сергеевны Целовальниковой из жизни: ”Счастлив не тот, у кого много добра, а тот, у кого верная жена“».

 

Г.И. Целовальников старался помогать людям буквально до последних дней своей жизни: уже будучи тяжело больным, из хосписа, мужественными усилиями воли борясь за свою жизнь, писал письма во все инстанции по поводу проблем мусоросжигательных заводов и взрывов газа в жилых домах…

 

 

Обязательно к прочтению!

Материалы на сайте размещаются в соответствии с условиями, представленными на странице "Условия".

Публикация, размещенная на данной странице, является исключительно выражением личного мнения её автора! Автор указан рядом с заголовком публикации.

Этот материал никак не связан с сотрудниками сайта или его владельцем и не обсуждался с ними перед публикацией!

В случае, если данная публикация нарушает Ваши права, просьба перейти на страницу "Контакты" и следовать предложенной там инструкции.